Об авторе

Алексей Львович Шерстобитов («Лёша Солдат») — потомственный офицер, кавалер ордена «За личное мужество», создал законспирированную группу из специалистов ГРУ, КГБ, МВД в составе ОПГ, предназначенную для сбора, обработки и использования информации, а также для физического устранения особой сложности. Член орехово-медведковской преступной группировки, известный как Леша Солдат. На его счету 12 доказанных убийств и покушений.

Материал из русскоязычного раздела Википедии

«У каждого человека, от рождения, свой путь или своя дорога, упирающаяся в неизвестность. Моя такая: через судьбу свою и моих близких, через чужие жизни, несчастья и слезы. Боль, причиненную мною, окупить нечем, а в большинстве случаев и не перед кем. Но в таких случаях для каждого человека есть выход – начать свой Анабасис* к покаянию».

А.Л. Шерстобитов

Автор заявляет о том, что путь, который он прошел, имеет некий ореол романтизма. И большего заблуждения невозможно представить. » Грязь, мерзость и мучения, лежащие на ней»: «Возможно,Божией милостью я остался жив и получил конечный срок лишь для того, чтобы иметь возможность попытаться предупредить и остановить вставших на подобную дорогу.»

Сегодня Алексей Шерстобитов, известный как экс-киллер (а также «главный киллер 90-х») Леша Солдат, — автор нескольких опубликованных книг, признанных бестселлерами на «Ozon.ru». Книги. Кто-то видит в них акт покаяния, кто-то читает просто как увлекательную беллетристику — каждый находит свое. В сети вы найдете множество интервью и записей Леши Солдата, где он говорит, в том числе, и о «миссии» своих книг. 

Алексей делится с читателями «Вечернего Кафки» тем, какие препятствия ждут автора, который решил открыть миру душу, находясь «по ту сторону колючей проволоки».

Статья о трудности издания своей книги в условиях заключения

Кто знает, обнаружили вы в себе дар писателя действительно, или он только мерещится, а знакомые, друзья, кто-то еще, не желая вас расстраивать, хвалят, ценя ваши усилия и благие намерения. Вы задумываетесь, не можете ответить сами себе, что в вас самом говорит «против», а что «за», а потому решаетесь отослать свой труд в издательство, к тому же, никто не хочет писать в «сундук», но желает видеть свое произведение в бумаге.

При этом трудно переоценить и важность неизменности ваших намерений в замыслах, в создании произведения, и в дальнейшем продолжении введения его в жизнь.

 

Сначала, вы хотите просто издаться, потом обрести известность и славу, затем заработать на этом. Многие пути возможны, но для вас предназначен только ваш собственный. Десятки зависимостей и причин ложатся основанием вашей деятельности, еще больше ожидает неожиданностей…

 

Я долго прислушивался к убеждающим меня в необходимости пробы пера, обосновывавших большой процент успеха некоторой имеющейся известностью, что меня неизменно смущало – никому не пожелаешь именно такой известности, а потому в ответ я улыбался, не находя ни одной причины для написания, хотя бы строчки.

 

Но как часто случается, последняя капля, упавшая в емкость сомнений, была обронена священником лагерного храма в виде реакции на исповедь: «Видишь, через что провел тебя Господь, чтобы ты ощутил Его, чтобы разглядел себя?! Представляешь, что и сколько ты теперь обязан сделать, чтобы искупить все это и обезвредить хоть грамм яда выпущенного тобой?!».

 

Тогда с моей души свалился огромный камень тяжести вины, но сама она не исчезла, не забылась, и до сих пор, как нескончаемое топливо, дает энергию, силы, эмоциональный заряд, и понимание, что я обязан и только! Другими словами – у меня есть только долг и обязанности при отсутствии любых прав, желаний, возможностей оправдания пойти другим путем.

 

Первую книгу я писал долго, перебарывая при этом желание оправдаться, хотя полностью и не избежал этих порывов, а через полгода уже искал человека, не только способного, но и желающего перевести мои каракули в печатный формат. Параллельно шли долгие переписка, переговоры, обмен мнениями. Пока я был «пустым вагоном», меня толкали, тянули, обнадеживая тем, что моя попытка не останется тщетой, но обязательно достигнет финиша, преодолев любую дистанцию, что и состоялось!

 

Администрация лагеря не вставляла «палки в колеса», представители криминального мира не пытались воздействовать, понимая, что правда имеет право на жизнь, и лучше правда, чем ее извращенная измененная популяризация, мифическая легендарность, надуманная историчность, представляемая в разных красках писателями, журналистами, телевизионщиками кинематографистами, старающимися раздуть любой информационный повод.

 

Представители закона, имевшие отношение к моему задержанию, расследования преступлений, суду и приговору,  придерживались того же мнения, тем более после выхода в свет сериала «Банды», в создании которого отказались участвовать, после прочтения сценария.

 

Бывшие товарищи и знакомые, воспринимали такое рвение по-разному, были и скептики, кто-то поддерживал, но в основном одобряли, ради памяти тех, кто погиб, пропал, пострадал, о чем теперь не жалеют, держа «Ликвидатор» на видном месте в своих квартирах, и уже освободившимися, изредка, перелистывают, с трудом веря в то, что прошли все это, оставшись живыми!

 

Помощь Ивана Миронова (*прим. адвокат, историк) и Дмитрия Лобанова (*прим. Генеральный директор издательства) трудно переоценить. Второй, вот уже семь лет издает за свои деньги мои книги, неожиданно для меня и него, ставшие, среди других, частью «лица» Издательского Дома «Книжный мир», который он возглавляет. Оказалось, что не только писать, но и издавать – труд нелегкий! Я же и не предполагал, что увлекусь настолько, что попробую себя и в художественной тематике. С каждой следующей книгой истории, описания, подход усложняются не только смыслом, но наполняются и подробностями, тонкостями, нюансами редких профессий, направлений деятельности людей, ставшими героями произведений. С каждым прошедшим шагом более ощутимее, понятливее, что должно ложиться на бумагу, и как выстроившиеся в странички строчки, создают образы, которые обязаны быть реальнее и виднее читателю, чем мне самому.

Чтобы герой донес суть неизбежности своего появления, обратил внимание на то, ради чего он появился, ему необходимо изо всех сил стараться ожить не только моем мозгу, но материализоваться перед взглядом читателя, причем не плоским, и даже не объемным, но полноценным, обращающим внимание на себя  свои поступки, подставляя их именно под удобный для читающего ракурс.

 

Книги не получаются простыми, но заставляют задуматься, сопереживать, даже изменяться самому читателю. Не знаю, каким образом они выходят такими, возможно, я сам проживаю настолько глубоко жизнь каждого персонажа, что он не может не заинтересовать. Наверное, написанное здесь звучит нескромно – было бы так, если б я видел в этом свою заслугу, но ваш покорный слуга не проучился и дня на литератора, не изучал специальной литературы самостоятельно, не имеет предков писателей, а значит и самого, хотя бы, маломальского примера перед собой. Это данность незаработанная, не достойная меня, данная, как возможность сделать то, что должен – слава Богу за все!

 

К счастью, или к сожалению, но далеко не каждый читатель способен принять такую литературу, но страшно не это! Господь доведет до нуждающегося необходимое, ублажив его жажду, рано или поздно – так Он устроил этот мир; сложность в другом: сами издатели не могут способствовать ничему другому, что не приносит им гарантированную прибыли. Издается все лишь потребляемое, что не дает многим достойным авторам вырваться из тени неизвестности, хотя написанное ими в разы лучше, полезнее, профессиональнее (сейчас речь не обо мне), печатаемого, в лучшем случае им предлагают издавать за свой счет или на деньги инвесторов, что маловероятно найти, да и не зачем – пишущие серьезные глубокие произведения, делают это в большинстве своем не ради славы — издаться и тщеславиться этим всю оставшуюся жизнь, а ради непреодолимой потребности, нечто ценное донести до других.

 

Литература – это ничто иное, как обмен опытом, информацией, духовностью, открывшимися знаниями тем, что дал Господь одному, обязав его, донести до других. Но много ли сейчас выпускается книг, из которых можно что-то почерпнуть? Единицы авторов пробиваются, причем, обычно не имея за это и хлеба насущного – доход писателя мизер, зависящий от настроения издателя. Впрочем, настоящий художник должен быть голодным…

 

Существует интернет, где есть платформы, куда можно выйти со своими произведениями, но они не пользуются, как правило, популярностью, поскольку многие серьезные читатели старшего поколения, привыкшие к «телу» рукописи, а не к безжизненному и неразборчивому экрану; есть и молодое поколение, ценящее энергетику бумажного издания, и другие, видящие ценность и важность не в беглом прочтении, но в «общении» с книгой, с пониманием, чего лишены многие современные читатели, предпочитающие электронные версии.

 

В прежние времена, еще совсем недавние, издательства были способны идти на риски, могли содержать штат профессиональных сотрудников, мониторили не интерес читателя, выходящих на арену авторов, занимались их «селекцией», направляя их в нужное русло, формируя вкус и интерес читателей, сейчас же и пользоваться не всегда умеют имеющимся.

 

К примеру, год назад, имея всего лишь планы по написанию продолжения «Ликвидатора», мы связались с начальником отдела, занимающегося в том числе и мемуаристикой – контакт был случаен, но обнадежил. Тогда впервые, вынужденный уступить настойчивости человека, участвующего в проекте историей своей судьбы, я решил  попробовать себя на «стороне». Состоялся продолжительный разговор, результатом которого стало предложение заключения контракта на еще даже не начатую вещь, а после последовало и совсем неожиданное: «А вы не могли бы переработать свой, уже напечатанный, «Ликвидатор» в формат воспоминаний?».

 

Без ложной скромности, замечу, что книга эта пользуется достаточной популярностью, только в интернете за первые три года его существования, было скачено более полумиллиона дубликатов обеих томов мемуаров, что для такого направления очень много, а этот человек, представлявший профильный отдел крупнейшего издательства «Э…», не был в теме, зато сразу попытался обрушить все планы, по готовящемуся тогда, очередному переизданию воспоминаний. Не Бог весть что, конечно, я не настолько известный автор и тем боле не считаю себя состоявшимся писателем, для него же это  профессия, приносящая хороший доход, обязывающая быть в курсе.

 

Написав продолжение, а в процессе создания книги, несколько раз из этого же издания интересовались ходом работы, мы отослали его, соблюдая договоренность, после чего все затихло — оказывается, прежнего работника уволили, а у нового вот уже почти год руки не доходят. Характерно то, что исключением из правил была бы другая ситуация, в действительности же это норма!

 

Честно говоря, было неудобно «изменять» «Книжному миру», но мы были вынуждены пойти другим путем, поскольку на этом настаивал человек, судьба которого, нашла отражение в третьем томе. Теперь многое переменилось, третий «Ликвидатор» пришлось несколько видоизменить, поскольку мужество покинуло прототипа этого героя, что не может не найти отражение в мемуарах, прежде всего в изменении данных и личных подробностях, не отмеченных в материалах дела. Издание готовится, и скоро книга увидит свет.

 

Что же касается других уже написанных книг – более десяти романов, и работы над новыми – Господь милостью Своей управит. На всякий случай мы отправили год назад несколько произведений в адреса десятка изданий, но не были настойчивы – это честно. Наверное, нужно быть наглее и надоедливее, но это сложно в условиях отбывания наказания, хотя бы по причине необходимости получения письменного разрешения на каждое подобное движение, а потому посоветовавшись с помощниками Татьяной и своей супругой Мариной, мы решили, что единственно важным сегодня остается писать, а остальное – как Господь положит. К тому же, странным было бы пинять на обстоятельства, когда книги усилиями Дмитрия Лобанова выходят в свет, отношения же и общение мои с издателем не просто доверительны, но не имели ни одной причины для появления подозрений или недовольства, идут прямым ходом к приятельским, что приятно, тем более для такого человека, как я, который вряд ли за всю свою жизнь сможет отмыться от приставки «экс-киллер».

 

Господь все дает в свое время, и я очень надеюсь, что смогу искупить, хотя бы малую часть содеянного, а сегодня хочу поблагодарить всех старающихся понять мои потуги, помогающими им стать нетщетными.

С уважением Алексей Шерстобитов.

Ана́басис (др.-греч. ἀνάβασις «восхождение») — первоначально, военный поход из низменной местности в более возвышенную, например, с берега моря внутрь страны. В современном смысле — длительный поход воинских частей по недружественной территории.